Об индикаторах эффективности управленческого труда (KPI), «эффективных менеджерах» и перфомансе воров в мире кривых ориентиров и провальных стратегий (SPM-3)

Лет 15 назад Президентская администрация по согласованию с властями Великобритании и Нидерландов инициировала программу «Административная реформа», которая предполагала повышение квалификации молодых руководителей госаппарата в университетах и органах государственного и муниципального управления этих стран для изучения передового капиталистического опыта. Во время очередной стажировки мне выпала тема «Стратегическое планирование в организации (государственном органе)», которую довелось изучать на «языке оригинала», т.е. без переводчиков[1] в одном из старейших после Оксфорда и Кембриджа университетов Англии – Университете Дюрэм (Durham) и Маастрихтской школе менеджмента (Нидерланды).

Время — атрибут любой стратегии

Помню, один из преподавателей – профессор Андре Девааль (Andre de Waal), известный в Европе своими работами в области стратегического управления эффективностью (Strategic Performance Management) и KPI, консультировавший в своё время корпорацию «Филипс» (Philips) – начал свою лекцию с забавного, но поучительного эпизода о работе голландской полиции в Утрехте для иллюстрации примера типичных стратегических ошибок управления и неправильно поставленных целей сотрудникам организации[2].

C его слов, в большом супермаркете орудовал вор-карманник, местная полиция об этом знала, не раз его ловила, но вместо того, чтобы сажать за решётку, прилежно составляла протокол и отпускала вновь, чтобы тот старательно продолжал своё воровское дело до следующей поимки и составления протокола, и тем самым «не лишал их хлеба». После выяснения почему это происходит, оказалось, что показатели эффективности работы сотрудников полиции для достижения такой стратегической цели как «обеспечить безопасность и снизить преступность» – те самые пресловутые KPI, от которых зависят премии, бонусы и прочие материальные и нематериальные элементы стимулирования труда – первоначально оценивались банально просто: количество преступлений и пойманных преступников: «чем больше, тем лучше»[3]. В краткосрочной перспективе (кушать-то хочется сегодня!) вор вполне обеспечивал беспроблемную работу и комфортную жизнь и себе и стражам правопорядка. Это потом, власти города, спохватившись, скорректировали систему показателей и ввели более адекватные стратегическим задачам индикаторы – такие KPI как, например, снижение количества преступлений в сочетании с ощущением безопасности по оценкам горожан.

Итак, что такое KPI и как они работают в масштабе организаций, отдельных лиц и всего общества – на пользу или наоборот – становится более-менее понятно, если ответить на главный вопрос – какова перспектива измерений эффективности, то есть какова конечная стратегическая цель, которую вы (точнее – вам!) поставили и не искажается ли она при определении текущих задач – операционных целей. Система KPI – это в первую очередь – инструменты оценки, привязанные к стратегическим целям и направленные на успех реализации выбранной стратегии.

В предыдущих публикациях статьи “Основы стратегического менеджмента” (SPM) были указаны требования к формулировке миссии, выстраиванию стратегии, планированию желаемых результатов и формированию системы индикаторов их оценки. Рассматривались также принципы разработки политики, проектов и программ, через которые реализуются стратегии и типичные ошибки управления.[4]

Напомним, что стратегическое управление результативностью (Strategic Performance Management) – это процесс, в котором управление организацией осуществляется через систематическое определение её миссии, стратегии и целей, измеримых посредством критических факторов успеха (critical success factors — CSF) и ключевых индикаторов результативности (key performance indicators — KPI) для принятия своевременных корректирующих действий с тем, чтобы держать организацию в нужном направлении (to keep the organization on track[5]). Искусство «перфоманс менеджмент» (Performance Management) в том, чтобы довести организацию до намеченной цели, т.е. не потерять заданный ориентир из виду при выполнении ежедневных рутинных операций. Тогда благие цели не вымостят дорогу в нежелательное место, а желания «хотели как лучше» не приведут к роковому воспроизводству печальных результатов. И самое главное – «дураки» не помешают исполнению вашего замысла, поскольку умный менеджмент всегда локализует недостаток компетенции (или чьё-то нежелание нести перспективу ответственности, «включая когда надо «дурачка») опосредованием стратегической, генеральной цели (Ultimate objective), адекватными ей промежуточными (Intermediate) и непосредственными (Immediate) задачами развития стратегии.

Если кратко, то стратегический менеджмент необходим для того, чтобы при движении на длинной дистанции не тратить время впустую и не провалить задуманное. Именно время показывает было ли управление успешным. Весь вопрос в дистанции: какое время планирования – год, три-пять или больше. Срок зависит от того, сколько жить собрались: год, три, сто или вечность. Как думаете, на сколько (на какую дистанцию) думали те, что построили пирамиды древности или те, кого сожгли на кострах за убеждения в том, что «бога нет», например, или что не Земля, а Солнце является центром вращения?[6]

СССР был устроен так, что первые руководители («богатыри – не вы», нынешние «менеджеры») думали на первых порах о вечном, то есть строили коммунизм (стратегическая, конечная цель!) с ясным пониманием, что он сам собой не наступит, и, не теряя времени, двигались от пятилетки к пятилетке (с «ки-пи-ай» и распределением индикаторов эффективности по стране, министерствам, трудовым коллективам и производственным бригадам тогда было всё в порядке – «план выполнил, не выполнил или перевыполнил»), но руководители (почти «менеджеры») более позднего периода (после смерти Сталина были придуманы реформы Косыгина-Либермана с «ки-пи-ай» в виде прибыли[7] и рентабельности производства, а далёкий идеал «коммунизма» приземлили/унизили и приблизили к 80-м годам[8]) превратили советские пятилетки в формализм статотчётности и цинизм потребления без границ – «всё для человека и ради человека», придумали аттестацию рабочих мест[9] (погуглите про «апрельский» пленум ЦК КПСС 1985 г. с его «перестройкой» и «ускорением») и постепенно стали вполне себе капиталистическими менеджерами (уж больно «немецкое пиво в загнивающем Западе было вкусное, японская бытовая техника и американские джинсы хороши, и всего там было навалом, что у нас дефицит»), опущенная стратегия которых деградировала от «коммунизма» до «социализма с человеческим лицом» с последующей сперва частнособственнической кооперацией на рубеже 80-90-х гг., а потом и окончательной приватизацией народной собственности, нажитой за долгие годы советских пятилеток.

СССР

В СССР показатели эффективности труда были простыми и понятными всем без исключения сверху до низу, цели были ясными, управлять было проще…

Потеря высокой миссии (лозунг «Пролетарии всех стран – соединяйтесь!» почти столетие приводил в животный ужас правящие элиты капстран, так как реально задавал альтернативный путь развития) и искажённый в середине ХХ века, нисходящий тренд стратегии позднего «брежневско-горбачёвского» СССР привели к тому, что кроме распада страны почти всё, что было построено в годы социалистических пятилеток профукали буквально за пару десятков лет, ничего нового, по сути, так и не построив. Как это произошло? «Хватит копить, надо тратить сейчас, потреблять больше (чем больше, тем лучше!) и жить в долг», – вот краткая характеристика миссии ростовщической экономики постмодерна, экономики беспредельного потребления. На Западе – это рейгономика, разогретая необеспеченным «потребительски-ипотечным» кредитованием, итогом которой стало витринно-показное «изобилие сверхпотребления», что буквально выносило мозг неискушённой публике и не могло не сломать беззащитную психику навивных советских граждан в случайных загранкомандировках или при тайном просмотре голливудских фильмов и глянцевых журналов. Теперь – это повседневные будни бывшей страны Советов: зомбированное шоу-бизнесом закредитованное и вымирающее население (некогда – великий народ!), разрушенное производство, координируемый сырьевыми биржами экспорт ресурсов и переполненные импортным суррогатом товарные полки магазинов как результат навязанной извне, смертельной для народа стратегии Западных элит – классический образец хорошо исполненного стратегического перфоманса.

Давайте рассмотрим пример такого «перфоманса» в одной из дочерних структур цивилизации мировых денег и ссудного процента, образованной менеджерами международного капитала на территории упразднённой РСФСР под названием «Эрэф». Администрация (правительство «Эрэф») этого капиталистического новообразования не испытывало недостаток в креативе и принятии всевозможных стратегий. Одна из самых выдающихся по масштабам внедрения – Концепция долгосрочного социально-экономического развития РФ на период до 2020 года (утв. распоряжением правительства РФ № 1662-р от 17.11.2008 г.). В разделе «Целевые ориентиры» читаем: «Стратегической целью является достижение уровня экономического и социального развития, соответствующего статусу России как ведущей мировой державы XXI века, занимающей передовые позиции в глобальной экономической конкуренции и надежно обеспечивающей национальную безопасность и реализацию конституционных прав граждан. В 2015 — 2020 годах Россия должна войти в пятерку стран-лидеров по объему валового внутреннего продукта… Достижение этой цели означает формирование качественно нового образа будущей России к концу следующего десятилетия». В разделе «Высокие стандарты благосостояния человека» обозначена стратегическая цель: «Уровень доходов и качество жизни россиян к 2020 году достигнет показателей, характерных для развитых экономик». Цель сформулирована вполне корректно, так как измерима, что позволяет оценить её достижение в конкретных показателях «развитых экономик» путём несложного сравнительного анализа. Далее, в разделе «Динамика доходов населения» поставлена стратегическая цель следующего уровня: «К 2020 году масштабы бедности сократятся до 6,2 процента (8,9 млн. человек). С 2006 по 2020 год численность и удельный вес населения с доходами ниже величины прожиточного минимума может уменьшиться более чем в 2 раза». И так далее и тому подобное. В подготовке этого документа приняли участие ведущие учёные и руководители НИУ ВШЭ и РАНХиГС, как же без «науки».

Стратегия, изложенная в указанной Концепции, после первых лет неудач её реализации была в 2012 г. усилена «майскими указами» и по всем канонам стратегического менеджмента переведена в «дорожные карты» с бюджетными ассигнованиями, разбивкой целевых показателей (индикаторов) по годам и их привязкой к конкретным исполнителям – федеральным министерствам – получилась вполне себе стратегическая и, казалось бы рабочая, матрица управления.

В министерствах были разработаны, например, План мероприятий («дорожная карта») «Изменения в отраслях социальной сферы, направленные на повышение эффективности сферы культуры» (распоряжение Правительства РФ № 2606-р от 28.12.2012), План мероприятий («дорожная карта») «Изменения в отраслях социальной сферы, направленные на повышение эффективности здравоохранения» (распоряжение Правительства РФ от 28.12.2012 № 2599-р) и Государственная программа РФ «Развитие образования» на 2013 — 2020 годы» (постановление Правительства РФ № 295 от 15.04.2014).

По правилам стратегического менеджмента (стратегического планирования) обязательными элементами исполнения стратегии по алгоритму ROAMEF должны быть мониторинг и оценка. Напомним фрагмент из первой части данной публикации: «Мониторинг представляет собой этап, сопровождающий собственно реализацию проекта, программы или политики, и заключается в систематическом сборе финансовой и управленческой информации в ходе их реализации. Мониторинг – это система количественных измерений целевых показателей, получаемых в заданных временных интервалах и авторизованных организацией (органом управления или органом власти). Одна из основных задач мониторинга – раннее оповещение о возможных проблемах на пути к цели. Мониторинг предваряет оценку, предоставляя данные для анализа. Оценка (“Evaluation”) – самый ответственный и самый сложный в стратегическом менеджменте этап. Оценка проводится как во время реализации проекта (программы, политики) так и по завершении. Этот этап представляет собой анализ достижения целей (нет ли отклонений), ресурсного вклада (input), достигнутых результатов (output) и их влияния на среду (outcomes) в ходе реализации политической инициативы».

Именно так и не иначе можно оценить требуемый перфоманс исполнителей стратегии. Вместо этого, был применён приём, известный в управленческой науке как «эффект хоккейной клюшки», описанный во второй части упомянутой публикации. В разделе, посвящённом правильности формулировки стратегических целей и их корректной трансляции по технологии SMART, было указано, что «долгосрочные ожидания должны быть более реалистичными, принимая во внимание отрицательный эффект «хоккейной клюшки» (hockey stick effect). Этот вредный эффект является следствием слабо обоснованных, переоцененных и от того нереалистичных прогнозов, основанных на полагании желаемого «внезапного» роста результативности организации после некоего «периода модерирования позитивных результатов». Он иллюстрирует иллюзию отодвинутого во времени «внезапного», т.е. не связанного с текущей деятельностью, будущего. Это достаточно распространенная практика многих организационных систем, когда в реальности ожидаемый результат подменяется просто активностью как таковой, т.е. повседневным рутинным процессом топтания на месте. В итоге цель становится столь же недостижимой как горизонт и от того нереалистичной: стратегическая цель (а с ней и миссия) сама по себе, а активность организации – сама по себе. Абстрактно сформулированные цели не воплощаются в конкретных действиях. Миссия невыполнима».

Эффект «хоккейной клюшки» из книги Андре Девааля

В результате, вместо своевременных корректировок операционных целей и обстоятельного анализа внешних и внутренних причин был принят «новый», очередной майский мега-указ (Указ Президента РФ от 07.05.2018 г. № 204 «О национальных целях и стратегических задачах развития РФ на период до 2024 года») и соответствующее отфутболивание (точнее – «отхоккеивание» – этот спорт пользуется особой популярностью у топ-менеджеров самой что ни на есть высшей —  «Ночной» — лиги управления страной) стратегических целей на более отдалённую перспективу. Вслед за этим, премьер-министр «Эрэф» утвердил «Единый план по достижению национальных целей развития на период до 2024 года», согласно которому, Россия к 2023 году перегонит Германию по размерам ВВП и войдёт в пятерку крупнейших экономик мира. Как вам такое «дежавю»? Не нужно обладать особыми прогностическими талантами, чтобы с высокой долей вероятности предположить, что накануне 2023-2024 гг. будет принят очередной «майский» указ, под который будет разработана «новая» стратегия с теми же амбициозными «прорывными» целями только на более далёкий период. Не исключено, что и исполнители останутся те же, если не произойдёт что-то непредвиденное.

Можно ли обвинить руководителей в столь очевидном «андерперфомансе» (так на Западе принято называть низкую управленческую дисциплину) и провале стратегий? Конечно же нет! Не делайте поспешных выводов, весь вопрос в том, чья именно стратегия реализуется, в чьих интересах работает не случайно подобранная команда «эффективных менеджеров». Напомним, стратегия начинается с миссии, воплощением которой она, собственно, и является. Вспомним, что стало с миссией во второй половине прошлого века? Что движет массами сейчас и что является основным мотиватором нынешних управленцев? Прибыль, она же – выгода, корысть, нажива, стяжательство или, попросту, жадность – вожделение иметь больше достаточного и «чем больше, тем лучше». Если понять смысл коррупции, суть которой – перфоманс «воров на службе», а опасность – разложение и распад организации, то всё встанет на свои места. Если мерилом успеха является материальное богатство, то в краткосрочной перспективе такие «ки-пи-ай» как «иметь всё больше и больше, чем больше тем лучше» не заставят себя долго ждать и на долгосрочной дистанции (вопрос времени!) вы получите скорое разложение социума. Подробнее о том, как даже моря не выдерживают человеческой жадности и безмерное потребление опустошает природу, превращая её в пустыню и мусор, читай во второй части публикации «Труд и служба, торговля и коррупция» на нашем сайте.

Всё в порядке с перфомансом главных распорядителей бюджетных средств, также как и менеджмент госкорпораций и всевозможных фондов демонстрирует удивительный «хай перфоманс» (High Performance), если главным «кипиай» (KPI) оценки их управленческого труда является красивая отчётность, приправленная разукрашенными графиками цветных презентаций, иллюстрирующих объём затраченных ресурсов и демонстрирующих «финансовый успех» или «бюджетную эффективность», независимо от того, какой ценой достигнуты показатели и откуда (с какого «потолка») взяты цифры. Главное, что у них всё хорошо и премии растут. Всем понятно, что долго так продолжаться не может (административный и финансовый ресурс не бесконечен), но поскольку никому не понятно, что будет завтра-послезавтра и кто сколько продержится у руля распределения средств, то получить «гешефт», выжав из организации всё возможное и невозможное нужно сегодня, лучше прямо сейчас и «чем больше тем лучше» – вот простой и нехитрый кипиай «эффективного менеджера».

В одном из новостей федерального телевидения населению был продемонстрирован трогательный сюжет о том, как одна из членов ОНФ пожаловалась главе государства о том, как в одном из небольших русских городов пропали бюджетные деньги («более четырёх миллионов рублей»!) для строительства детской площадки. Реакция возмущения Верховного главнокомандующего таким воровским «перфомансом» муниципальных чиновников была более чем эмоциональной: «Ну это криминальная история просто… Какая наглость! Этот случай, конечно, удивительный…». Подобных сюжетов демонстрации «ручного управления» сказочного мастера Ночной хоккейной лиги можно вспомнить немало, вопрос только в том, сколько времени ещё осталось. Стоит ли удивляться сюжетам сперва о 8-9 миллиардах (более тонны наличности в иностранной валюте) в квартире родственницы одного «настоящего полковника», а потом, совсем недавно – о 12 миллиардах (около 2 тонн той же валюты) в квартирах другого «силовика-правоохранителя». Вот это перфоманс на «государевой» службе «Эрэф», не так ли?! И что-то подсказывает, что это не предел управленческого искусства исполнения чужой стратегии, самый вопиющий образец «супер хай» перфоманса самого сказочного вора ещё впереди и ждать осталось совсем недолго, только запастись надо теперь не терпением, а крепкими нервами и психическим здоровьем. Вот это будет фидбэк, всем удачи, не подавитесь попкорном!

© Марат Байгереев, Институт труда. 2006-2019 гг.
Москва-Лондон/Дюрам-Амстердам/Маастрихт-Иркутск.


PostSriptum. Как обычно, сразу после стажировки был написан краткий отчёт в Министерство, которое командировало автора заграницу по специальному распоряжению Администрации Президента РФ и, как обычно, – подробный отчёт в РАГС (Российскую академию госслужбы при Президенте РФ), которая организовала вместе с западными партнёрами упомянутые программы повышения квалификации. Вобщем, всё как обычно, если не отвлекаться на детали и мелочи, в которых, кроется известный персонаж потустороннего мира. Автор покинул госслужбу в 2008 году «по собственному желанию», видимо должность начальника отдела федерального министерства была потолком карьеры некоррупционного, т.е. неворовского профессионального развития в тот период…

Post PostSriptum. Уж коли речь зашла о стратегии на дальние дистанции, то зададимся вопросом, чем отличаются настоящие аналитики и управленцы от всяких финансовых и прочих «аналистов» и «манагеров»[10]? Аналитики видят то, чего пока ещё не видят другие, настоящие аналитики видят то, что не видят другие аналитики. Но есть ещё те немногие, кто видят Того, Кого не видят все остальные. Почему Он невидим? Для управления мирозданием нет нужды являться, достаточно структурировать мир, один раз его запустить и оставаться Абсолютным центром его вращения. Перезагрузку придётся сделать, если что-то пошло не так, но это уже драма другой истории…


[1] Это было требование «западных партнёров» Проекта – знание английского языка в объёме, позволяющем усвоить учебную программу без проблем с непрофессиональным или полупрофессиональным переводом и, тем самым, пройти полноценную стажировку у принимающей стороны, однако со всей страны тогда едва набрали одну группу из десяти человек, владеющих языком выше банально-анкетного уровня «читаю и перевожу со словарём».

[2] Об опасности бездумного внедрения системы KPI в органы управления без критического анализа этого эксперимента на всех этапах внедрения и какой вред это может принести, см., например, нашу публикацию «Эффективный контракт» и показатели «эффективности» (?!) KPI: что на самом деле означают эти заморские слова?».

[3] Знакомая картина «эффективности» работы контрольно-надзорных органов: чем больше штрафов – тем выше премии инспекторов за столь напряжённый надзорный труд?

[4] Статья (первые две части) была написана по заказу редакции журнала «Человек и труд» в 2006 г. сразу после упомянутой стажировки

[5] Здесь и далее цитируется по монографии упомянутого профессора: Strategic Performance Management. A managerial and behaviuoral approach, Andre de Waal, 2006.

[6] Потом, правда, выяснилось, что и Солнце – отнюдь не центр мироздания, да и с Землёй всё не просто: картина мира зависит от системы координат на вашей карте, кто их рисует, тот и в центре. На современных картах нулевой меридиан проходит через Королевскую обсерваторию близ Лондона и мировое время, соответственно, начинает отсчёт с Гринвича, но так было не всегда и будет не всегда: любая сила относительна, кроме Абсолюта, без Него вселенная теряется и становится бессмысленной, дурной (т.е. пустой) бесконечностью.

[7] Прибыль – это экономическая, научная категория (наука – порождение западных университетов, которые выросли из магии и астрологии, вспомним доктора Фауста, не спроста МГУ был основан на сотни лет позже их, когда сопротивляться было бесполезно, подумайте об этом на досуге!), но на простом, народном «ненаучном» языке – это выгода, корысть, нажива, стяжательство или, попросту, жадность – вожделение иметь больше достаточного и «чем больше, тем лучше». Подробнее об этом, читай нашу публикацию «Труд и служба, торговля и коррупция».

[8] Старшее поколение помнило знаменитое заявление С.Н. Хрущёва о жизни при коммунизме.

[9] Историю аттестации, той, что сейчас – «специальная оценка условий труда» – читай в № 10 нашего журнала «Охрана труда» или на нашем сайте.

[10] Производные от англ. Analyst и Manager


Далее — показательный пример того, как ведётся расследование: оказывается ничего не пропало, детская площадка нашлась, просто не там искали. Вот это — перфоманс!



И наконец, песня о том, как было провалено одно и восторжествовало другое! Честный Performance 18+

SPM-3 (файл для печати в формате PDF)