Доходы и уровень жизни населения: российский феномен – «экономическая» и «социальная» бедность

Фрагмент диссертации Марата Байгереева на соискание учёной степени кандидата экономических наук «Проблема бедности в Российской Федерации: механизмы и пути решения на федеральном уровне» ( Специальность: 08.00.07 — Экономика труда). Диссертация была написана в 1998-2003 гг. в период работы автора в Минтруде России на должности начальника отдела политики доходов населения.

Несмотря на относительно благоприятные изменения в области доходов населения в 2000 году, масштабы бедности в России являются по-прежнему одной из наиболее острых социальных проблем.

Анализируя доходы населения Российской Федерации нельзя не заметить, что в отличие, например, от западных экономический систем, где ситуация с доходами населения относительно прозрачна, «российская бедность» осложняется тем, что помимо её «социальной» составляющей с традиционными категориями населения – многодетными семьями, неполными семьями с детьми, одинокими пенсионерами, инвалидами – растет так называемая «экономическая» бедность, когда работающие граждане не могут обеспечить себе социально приемлемый уровень благосостояния из-за низкой заработной платы или задержек её выплаты.

«Российский парадокс заключается в том, что бедными являются не только нетрудоспособные и безработные, но и занятое население, преимущественно работники бюджетной сферы», отмечает, например начальник Департамента Аппарата Правительства РФ Евгений Гонтмахер[1]. Появление нового класса «работающей бедноты» или «новых бедных», т.е. людей, имеющих работу, но получающих слишком низкую зарплату или вовсе не получающих ее и, следовательно, живущих в условиях бедности, отмечают многие российские и зарубежные специалисты. Об этом отмечается, в частности, в докладах Минтруда России, Всемирного Банка и Международной организации труда[2].

Принимая во внимание эту проблему, участники состоявшейся в Москве в октябре 1999 года Международной конференции “Социально-трудовая сфера: преодоление негативных последствий переходного периода в Российской Федерации”, проведенной по инициативе Бюро МОТ, Минтруда России, ФНПР и Координационного совета объединений работодателей в России, отметили, что политика борьбы с бедностью должна иметь комплексный характер, поскольку «следует различать экономическую бедность и социальную бедность». Исходя из этого, для преодоления экономической бедности целесообразно использовать меры общеэкономического характера (содействие занятости, реформирование системы оплаты труда, совершенствование налоговой политики и др.), в то время как меры борьбы с социальной бедностью лежат непосредственно в области перераспределения доходов в рамках социальной защиты населения.

При этом, специалистами Минтруда России отмечается[3], что факторы, генерирующие экономическую бедность, таковы, что само по себе получение работы трудоактивным населением не может служить источником благосостояния по следующим причинам:

  • отсутствие рынка труда в депрессивных регионах (особенно в малых городах и поселках), где экономика определяется небольших кругом предприятий (а зачастую одним – градообразующим) стагнирующих отраслей промышленности.
  • нормативно установленные рамки оплаты труда таковы, что не позволяют работникам официально получать достойное вознаграждение в зависимости от эффективности и качества труда.

Принимая во внимание, что заработная плата является основным источником дохода большинства россиян и составляет две трети структуры доходов всего населения, необходимо признать, что ситуация, сложившаяся на рынке труда оказала доминирующее влияние на масштабы распространения бедности в период экономических преобразований.

Несмотря на то, что рыночные реформы, казалось бы, должны раскрывать новые возможности в использовании трудового потенциала и деловой активности, сокращение численности экономически активного населения продолжалось вплоть до конца 1998 г. Учитывая, что бедность среди безработных в 1,5-2 раза выше, чем в среднем по всему населению, следует признать, что процесс увеличения численности занятых и снижения безработицы, представляет собой самый позитивный за последние годы сдвиг в структуре экономически активного населения. Вместе с тем, относительное улучшение экономических показателей пока не связано с качественными изменениями в структуре занятости и составе рабочих мест, а соответственно остается и проблема масштабной бедности, непосредственно связанная с этими показателями. Как отмечается, например, в докладе МОТ: «Существующая практика по борьбе с бедностью и социальной защите населения пока не учитывает происходящие в стране и в мире институциональные изменения и тенденции в формировании рынков труда»[4].

Изменение профиля бедности, а именно, появление категории «новых бедных» или «работающей бедноты» связано, в первую очередь, с низкими конкурентными позициями отечественного производства, формировавшегося в условиях закрытости национальной экономики от мирового рынка, неготовностью включения страны в мирохозяйственные отношения и глобальный товарный рынок. Большинство российских предприятий, несмотря на испытываемый страной с середины 1999 г. экономический подъём, пока не выдерживает международную конкуренцию. В частности, до 60% потребляемых российским населением товаров текстильной, лёгкой, пищевой, обувной промышленности до сих пор ввозится из-за рубежа. Таким образом, экономические причины российской бедности состоят в вялой адаптации национальной экономики к рыночным условиям, неконкурентоспособности предприятий не только на мировом, но и на внутреннем рынке, низкой производительности труда и слабой его организации, доминировании низкооплачиваемых рабочих мест и дефицита специалистов требуемой квалификации. Это отмечается и экспертами МОТ[5] и специалистами Минтруда России[6].

Значительный потенциал малооплачиваемости и тесно связанный с ним потенциал безработицы (угроза массовых сокращений избыточной численности занятых в организациях и предприятиях вполне реальна, если рост заработной платы не будет сопровождаться качественными изменениями в структуре рабочей силы) так или иначе трансформируется в широкомасштабную бедность, что уже происходит в пока еще латентной форме.

Таким образм, необходимо констатировать, что сложившаяся в стране модель бедности является, прежде всего, результатом низкого уровня доходов от занятости. Факторы, связанные с крайне неудовлетворительной ситуацией на рынке труда, низким качеством рабочих мест, являются доминирующими среди причин дифференциации семей по статусу бедности. В этой связи российскую бедность можно определить прежде всего в терминах «экономической» или «рыночной бедности» – бедности, связанной с крайне низким уровнем заработной платы и местом определенных категорий экономически активного населения на рынке труда[7].

За годы становления рыночной экономики в оплате труда работников произошли наиболее негативные изменения. В 1992 г. минимальная заработная плата составляла 31,8% от прожиточного минимума трудоспособного населения, к 1995 г. она снизилась до уровня 14,3%, затем наблюдался её некоторый рост, но уже с 1998 г. обозначилась тенденция резкого снижения минимального размера оплаты труда относительно величины прожиточного минимума. В 1999 и 2000 гг. соотношение составляло 8,3% и 8,2% соответственно. В 2001 году, в результате мер по повышению МРОТ, соотношение с величиной прожиточного минимума трудоспособного населения изменилось в лучшую сторону: 13,2% в 1 квартале и 19,7% во 4 квартале.

Тем не менее, в таких отраслях, как сельское хозяйство, здравоохранение, образование и культура более 65% работников получают зарплату ниже уровня прожиточного минимума. В целом по экономике удельный вес работников, начисленная заработная плата которых в 2000 г. была на уровне прожиточного минимума и ниже, составил 41,5% от их общей численности. Номинальная начисленная заработная плата более 18% работников была ниже стоимости минимального набора продуктов питания.

В 2000 г. среднемесячная начисленная заработная плата составила 171,2% от величины прожиточного минимума трудоспособного населения. Это означает, что семья из двух работников со среднестатистической зарплатой может обеспечить минимальный уровень потребления только одному ребенку. Если принять во внимание данные по распределению численности работников по размерам заработной платы в соотнесении с величиной прожиточного минимума по социально-демографическим группам населения, то в 2000 г. более половины семей из двух работников по размерам номинальной начисленной заработной платы не могли обеспечить приемлемый уровень жизни даже одному ребенку.

Низкооплачиваемые сектора экономики можно сгруппировать в две основные группы. Первая группа – организации и учреждения бюджетного сектора экономики: здравоохранение, физкультура и социальное обеспечение, образование, культура и искусство. Ко второй группе относятся отрасли с низким уровнем конкурентоспособности продукции, прежде всего, сельское и лесное хозяйство, лёгкая промышленность.

Таким образом, хронические очаги бедности сформировались в бюджетной сфере и в ряде депрессивных отраслей промышленности. Низкий уровень оплаты труда работников этих секторов экономики стал главной причиной бедности работающего населения.

Если не предпринять срочные меры по реструктуризации экономики, занятости и активизации политики доходов населения, то неизбежный по своей сути процесс приближения потребительских цен национального рынка к мировым ценам, связанный с интеграцией национальной экономики в мировую экономическую систему, консервирует уровень жизни большинства населения вокруг порога бедности или, в крайнем случае, невысокого материального достатка со всеми вытекающими последствиями для безопасности страны.

Характерной тенденцией социально-трудовой сферы Российской Федерации является также рост региональной дифференциации уровня жизни населения (по республикам, краям и областям). Региональный аспект бедности обусловлен целым рядом причин и факторов, среди которых, различный экономический потенциал регионов, преобладание в регионе нерентабельных предприятий депрессивных секторов экономики, низкая способность населения адаптироваться к новому типу экономических отношений, неудовлетворительная структура занятости, отсутствие региональных программ адресной социальной защиты населения. В результате центр тяжести в решении социальных проблем сейчас переносится на региональный уровень – в область реализации региональной социально-экономической политики и разделения полномочий между федеральными органами власти и органами власти субъектов.

Численность населения с денежными доходами ниже величины прожиточного минимума в неблагополучных регионах в 1999 г. превысила 60% численности населения региона. Значение этого показателя превышает: в Республике Мордовия – 63%, Пензенской области – 62%, Республике Дагестан – 72%, Республике Ингушетия – 77%, Республике Алтай – 64%, Республике Тыва – 60%.

По численности работников, имеющих в 2000 г. заработную плату на уровне и ниже величины прожиточного минимума трудоспособного населения региона, выделяются: Рязанская и Тамбовская области в Центральном федеральном округе (53,9 и 53,8% от общей численности работников этих регионов соответственно), Псковская область в Северо-Западном федеральном округе (45,2%), республики Дагестан и Ингушетия в Южном федеральном округе (59,8% и 67,1%), Республика Мордовия и Пензенская области в Приволжском федеральном округе (59,3% и 58,1%), Курганская область в Уральском федеральном округе (50,6%), республики Алтай, Тыва и Читинская область в Сибирском федеральном округе (63,4%, 57,6% и 54,0%), Чукотский автономный округ в Дальневосточном федеральном округе (57,6%)

В целом, анализируя детерминанты российской бедности, можно сгруппировать их в следующие факторы:

  • экономические (падение доходов населения, высокая дифференциация, низкая заработная плата, безработица)
  • социальные (инвалидность, старость, маргинализация, детская безнадзорность)
  • демографические (неполные семьи, семьи с высокой нагрузкой иждивенцев, молодежь и старшее поколение со слабыми позициями на рынке труда)
  • политические (распад страны, разрыв межрегиональных связей и нарушение властной вертикали, военные конфликты, вынужденная миграция)
  • регионально-географические (депрессивные монопромышленные регионы, дотационные регионы с низким экономическим потенциалом, северные регионы, зависимые от централизованных поставок продовольствия и ресурсов).

Указанные факторы были отмечены в качестве основных в докладе Минтруда России Совету Безопасности Российской Федерации[8].


[1] Гонтмахер Е.Ш. Принципы и основные элементы социальной стратегии // Территориальные проблемы социальной политики: Материалы третьих Мильнеровских чтений. – М., 2000, – с. 17

[2][2] Зинин В.Г., Антонова Н.А., Байгереев М.С. О мерах по снижению дифференциации населения по уровню доходов, повышению оплаты труда и сокращению бедности: Аналитическая записка Департамента доходов населения и уровня жизни Министерства труда и социального развития Российской Федерации/ под редакцией Январёва В.А. – М.: Издательство ВЦУЖ, 2001

Линн Й.Ф. Системные основы экономики новой России. // Инвестиционный климат и перспективы экономического роста в России: В 2-х кн. Под редакцией Е.Г. Яснина. – М.: ГУ ВШЭ, 2001. – Кн.1. С.39-44

Седерлёф Я. Россия. Записка о системе социальной защиты // Инвестиционный климат и перспективы экономического роста в России: В 2-х кн. Под редакцией Е.Г. Яснина. – М.: ГУ ВШЭ, 2001. – Кн.2., – с. 254-261

Предложения к стратегии содействия сокращения бедности в России: анализ и рекомендации // Издание Бюро МОТ в Москве. – М., 2002

Россия: подготовка стратегии борьбы с бедностью. Анализ и методические подходы. – М.: Издание Бюро МОТ в Москве, 2001

[3] Зинин В.Г., Антонова Н.А., Байгереев М.С. О мерах по снижению дифференциации населения по уровню доходов, повышению оплаты труда и сокращению бедности: Аналитическая записка Департамента доходов населения и уровня жизни Министерства труда и социального развития Российской Федерации/ под редакцией Январёва В.А. – М.: Издательство ВЦУЖ, 2001, с.7

[4]Мониторинг бедности в Российской Федерации // Россия: подготовка стратегии борьбы с бедностью. Анализ и методологические подходы». Издание Бюро МОТ, Москва 2001, с. 32

[5] там же, с.32

[6] Зинин В.Г., Антонова Н.А., Байгереев М.С. О мерах по снижению дифференциации населения по уровню доходов, повышению оплаты труда и сокращению бедности: Аналитическая записка Департамента доходов населения и уровня жизни Министерства труда и социального развития Российской Федерации / под редакцией Январёва В.А. – М.: Издательство ВЦУЖ, 2001, с.8

[7] Мониторинг бедности в Российской Федерации // Россия: подготовка стратегии борьбы с бедностью. Анализ и методологические подходы». Издание Бюро МОТ, Москва 2001, с. 12-13

[8] О мерах по снижению дифференциации населения по уровню доходов, повышению оплаты труда и сокращению бедности // Аналитическая записка Минтруда России от 26 марта 2001 года № 696-Пр.

© 1998-2003 гг. Марат Байгереев, начальник отдела политики доходов населения Департамента доходов населения и уровня жизни Минтруда России. Фрагмент диссертации.