СПЕЦОЦЕНКА. Варианты проведения специальной оценки условий труда (советы работодателям) NEW!

Если вас торопят провести специальную оценку условий труда «дёшево и быстро», рекомендуем не спешить и прежде узнать, как правильно её организовать и зачем на самом деле она нужна. Не поддавайтесь рекламе большинства аттестующих организаций, помните, что в первую очередь их интересует прибыль от продажи (давайте не будем врать друг другу) вам своей услуги. По сравнению с прежней аттестацией рабочих мест, законодательство существенно изменилось именно в вашу пользу, но об этом, скорее всего, промолчат.

Если вам грозят штрафами за непроведение спецоценки (а они и правда теперь «кусаются» – см. ст. 5.271 КоАП!), не паникуйте, всё гораздо проще: для начала достаточно предъявить инспектору приказ и график. И всё? Не совсем. Наберитесь терпения и дочитайте эту статью до конца.


Самая распространённая ошибка в среде СОУТ – подходить к проведению специальной оценки условий труда как к аттестации рабочих мест. К чему это приводит? К произволу недобросовестных или недоученных «экспертов-оценщиков» в ущерб интересам работников! Как правильно организовать спецоценку, так чтобы низкая цена договора (наверняка коммерсанты от спецоценки предложили вам «заманчивую скидку»!) не повлияла на качество исполнения? Рассмотрим разные варианты: (а) уже начали спецоценку, (б) еще не определились с выбором и, наконец, (в) – уже попались в ловушку договора с аттестующей организацией, у которой мало шансов войти в новый госреестр.

1.  Что такое «спецоценка» и для чего она нужна на самом деле: мифы и реальность

Итак, специальная оценка условий труда. Она же – «СОУТ», она же – «спецоценка», она же – «аттестация рабочих мест по условиям труда (или АРМ)»… Стоп! Какая ещё «аттестация»? Не путать с АРМ! Скажете: «Какая разница? Та же комиссия, те же аттестующие организации? На самом деле, большая разница! И дело даже не в том, что раньше был Порядок Минздравсоцразвития России, а теперь целый Федеральный закон (№ 426-ФЗ), по которому процедура оценки вроде бы почти не изменилась. Дело в принципе управления этим процессом. Давайте разберёмся по-порядку.

Это правда, что СОУТ – обязанность работодателя и за её непроведение предусмотрен высокий штраф (об этом позже!). Не правда то, что, как утверждают коммерческие представители многих аттестующих организаций, «спецоценка» – это та же «аттестация». Еще больше вас вводят в заблуждение утверждением того, что якобы отменили гарантии и льготы за вредные условия труда. Опасайтесь, если «эксперт» по СОУТ безо всяких измерений, т.е. буквально «на глаз» с умным видом проставил «допустимые» (класс «2») условия труда на тех рабочих местах, аттестация которых ранее была проведена по классу «3.1» и выше! Этот горе-эксперт, скорее всего, сам толком не разобрался в изменившемся законодательстве и был сбит с толку многочисленными советчиками. Под «экспертами» в кавычках подразумеваются те специалисты по АРМ, что наспех прошли необходимое для допуска к аттестации в Минтруде России «повышение квалификации» в начале 2014 года, т.е. тогда, когда ни одного серёзного подзаконнного акта по реализации Закона № 426-ФЗ ещё не было принято: пик массового ажиотажа по повышению квалификации кандидатов в эксперты пришёлся сразу после вступления в силу этого Федерального закона, который тогда, видимо, не все потрудились дочитаь до конца.

Потом эти кандидаты в эксперты просто вызубрили найденные в интернете или у коллег по цеху «правильные ответы» на тестовые вопросы, потренировались на домашнем компьютере, прошли аттестацию и стали именоваться «экспертами». Вот так всё быстро, просто и не дорого.

Кто управляет (или должен управлять) процессом проведения СОУТ.

На федеральном и региональном уровне – это органы государственной власти: Минтруд России (федеральная система сбора информации), федеральная инспекция труда (штрафы, административные наказания), ПФР и ФСС (дополнительные страховые тарифы, льготное пенсионное обеспечение, скидки-надбавки к страховым тарифам), а также органы исполнительной власти субъектов РФ в области охраны труда (государственная экспертиза условий труда).

На уровне предприятий и оргаизаций, т.е. на вашем уровне, уважаемый работодатель, СОУТ – это формирование «внешних» данных о ваших условиях труда, о качестве ваших рабочих мест, о количестве льготников и занятых на вредных производствах (если таковые имеются), а также предоставление этой информации на федеральный уровень для органов государственного управления.

А вот между ними – этими двумя уровнями (т.е. госуправление и вы) – «экспертный слой» – это аккредитованные в области охраны труда обучающие организации и эксперты-оценщики (ранее это были аттестующие организации), от которых зависит насколько управляем или неуправляем этот сложный процесс взаимодействия предприятий и государства в части модернизации экономики, улучшений условий труда и оптимизации бюжета Пенсионного фонда РФ. Извините за пафос, но именно в этом вся суть СОУТ. Всё остальное – от лукавого. Не забывайте, что спецоценка в формате прежней аттестации – это весьма лукавый коммерческий процесс, т.е. мутный бизнес для одних, жёсткая обязаловка для других и печальная реальность для третьих.

Закон ужесточил квалификационные требования к оценщикам, участвующим в этом весьма не простом процессе (до обучающих организаций у государства ещё руки не добрались, поэтому эта весьма внушительная по объёму, но ничтожная по весу часть экспертного слоя пока «спит», точнее даже – «ни сном ни духом»), но на переходный период позволил аттестующим организациям временно выполнять роль организаций, проводящих СОУТ (ст. 27 Закона № 426-ФЗ). Любая аттестующая организация, пока действует аттестат аккредитации её лаборатории, может проводить спецоценку по договору с заказчиками этой услуги. Соответственно, и проблемы и муть старой аттестации пока актуальны. Пройдёт время, прежде чем машина СОУТ заработает так, как было задумано. По нашим оценкам произойдёт это не ранее чем через год. Почему? В 2015-2016 годах истекает срок аккредитации подавляющего большинства испытательных лабораторий, включая тех «испытательных лабораторий», чья «приборная база» умещается буквально на книжной полке. И таких немало, которые, пять лет тому назад заплатив определённую сумму за вхождение в сильно мутную тогда систему аккредитации испытательных лабораторий, заочно, дистанционно получили заветный «аттестат аккредитации» – красивую цветную бумажку, позволяющую новоиспечённым «ООО» буквально взять измором следующую, уже «бесплатную», систему акредитации в Минздравсоцразвития России. После прохождения этих инстанций те быстро включались в коммерческий процесс под названием «аттестация рабочих мест по условиям труда», бодро предлагая провести аттестацию всем и вся «быстро и дёшево», да ещё «под ключ», так как надо было также быстро и дёшево оправдать чаяния учредителей стартапа, т.е. отбить затраченные на покупку «лаборатории» денежки и успеть заработать прибыль, пока контролирующие органы не закрыли твоё «ООО».

Было это пять лет назад (аттестаты аккредитации выдаются на пять лет). Теперь орган аккредитации испытательных лабораторий один, порядок в этой сфере наведён, и эксперты Росаккредитации всерьёз проверяют лаборатории, не по-детски, наводя страх и ужас на сотрудников лабораторий и «лабораторий». Осталось дело за Минтрудом и Рострудом, которые тоже активно взялись за чистку госреестра, изрядно замусоренного проникшими в него всеми правдами и неправдами (скорее неправдами, давайте не будем врать друг другу, изображая «невинность перед свадьбой») многих сотен аттестующих организаций во времена смуты уведомительной (это когда «ООО» просто уведомляет федеральный орган, которому запретили «избыточно» регулировать бизнес, о том, что у него всё в порядке и все, что надо есть в наличии) аккредитации.

Пять лет назад в государственный реестр не попал лишь ленивый: все кто хотел, все там оказались, если не с первого раза, так со второго или с третьего и т.д. – либеральная на тот момент аккредитация не ограничивала коммерческие структуры в попытках испытать счастье на квази-рынке этого вида весьма специфических услуг. Поэтому не очень доверяйте тем советчикам, которые предлагают вам проверить незнакомую «ООО» в реестре: оно конечно же там есть и все разрешительные бумажки оно вам предоставит. Вот только подпись замминистра или директора департамента на министерском бланке высокого «уведомления об аккредитации» с номером госреестра вряд ли потом согреет израненную неудачно проведённой СОУТ душу специалиста по охране труда. Такова печальная реальность.

Кому интересно, то сама по себе «аттестация рабочих мест» именно как бизнес-процесс был особенно привлекателен для лабораторий и «лабораторий» лет десять назад (поинтересуйтесь, кастати, год создания аттестующей организации, которая проводит или провела у вас аттестацию или СОУТ), в то смутное время, когда главного регулятора – Минтруд России – уже ликвидировали, а новоиспечённое Минздравсоцразвития России ещё не успело всерьёз взяться за госрегулирование этого процесса из-за круглосуточных (буквально!) мук запуска президентских нацпроектов. Этот исторический контекст даст понимание смысла перехода с АРМ на СОУТ.

2.  Заключая договор, оцените риски заранее!

Вам предложили хорошую скидку? Возможно вы огорчитесь, узнав о том, что этот же договор можно было бы заключить в разы дешевле! Не расстраивайтесь, наладьте работу вашей комиссии, возьмите «кухню» СОУТ в свои руки (это не сложно) и заставьте «поваров» отработать на все 100, пусть потом те винят своих продажников, торговых агентов и коммерческих представителей, что продешивили. О чём умалчивают аттестующие организации, озвучивая цены на свои услуги, присылая вам смету якобы «затрат», и предлагная безумные, казалось бы, «скидки»? О том, что процедура СОУТ существенно изменилась и измерения, скорее всего, проводить не придётся (хотя они и раньше-то при аттестации не особо проводились). Но об этом, т.е. о цене договора – чуть позже.

Раньше, после проведения аттестации основой поток жалоб от предприятий был связан с крайне низким её качеством. Многим предприятиям, точнее их специалистам по охране труда приходилось потом самим дорабатывать карты аттестации и переделывать работу исполнителей. Проблема была в том, что договоры, как правило, составлялись самими исполнителями, а заказчик подписывал их порой «не глядя» (во многом причина тому – банальная коррупция: кто-то из руководства получил щедрый откат и акты были подисаны без участия службы охраны труда). Что же сетовать потом на качество исполнения?

Перед лицом неизбежной аттестации (обычно эта «неизбежность» появлялась в лице инспектора по труду во время проверки) предприятие лихорадочно, в спешке бросалось на поиск возможного исполнителя и быстро (сроки поджимали уже полученным предписанием инспектора либо предстоящей проверкой) заключала с ним любой договор для показа инспектору, лишь бы избежать административного наказания. Надо отметить, что штрафы были тогда символичными, поэтому и аттестация в общей сумме затрат работодателя не сильно обременяла, от того и сама «аттестация рабочих мест» была весьма символичной. Поймёте это, узнав из разных источников сколько рабочих мест было вот так символично аттестовано в процентном отношении, несмотря на первоначальное требование законодательства аттестовать все рабочие места всех работодателей без исключений. А страна у нас не маленькая, согласитесь, десятки миллионов рабочих мест.

Итак, надо было срочно проводить аттестацию, предложений от потенциальных исполнителей всегда более чем достаточно, Минздравсоцразвития России в своё время, формируя госреестр, позаботился о том, чтобы предприятия не испытывали недостатка в количестве аттестующих организаций. Более того, вам до сих пор также как и ранее могут предложить недорого и быстро, может даже за весьма символическую плату, провести спецоценку коммерческие агенты аттестующей конторы не только из соседнего региона, но даже из другого конца (см. карту мира – это почти полпланеты) страны. Поэтому настоящего рынка этого вида услуг как не было, так и нет. Рынок – это когда в одном месте (не важно, «фондовая биржа», «электронная торговая площадка», «колхозный рынок» по-соседству или как-то по-другому называется это место) собираются продавцы, покупатели и сам товар в наличии (или полная информация о том, как он выглядит или должен выглядеть).

Когда не знаешь, что тебе продают, низкая цена имеет решающее значение для того, чтобы минимизировать риски, т.е. цену ошибки! Выбор низкой цены вполне оправдан, если есть понимание, что за дёшево вам вряд ли «и спляшут и споют», но в итоге без лишних хлопот предоставят пакет «юридически чистых» отчётных документов, которыми вы потом без проблем отчитаетесь в инспекцию труда, чтобы к вам не было претензий с их стороны. А поскольку спецоценкой сейчас пока занимаются всё те же аттестующие организации (откуда новым взяться?) то СОУТ в их исполнении ничуть не прозрачное прежней аттестации. В этом случае юридическую чистоту этого, повторимся, весьма мутного процесса должен обеспечить как раз гражданско-правовой договор, в котором следует предусмотреть возможные риски заранее. Не стоит уповать на госреестр.

И поскольку ваш юрист – скорее всего не специалист в области охраны труда (не обманывайте себя), рекомендуем проконсультироваться у экспертов, не заинтересованных в проведении у вас спецоценки (чтобы избежать конфликта интересов), прежде чем заключить договор. В любом случае надо помнить, что Федеральный закон № 426-ФЗ достаточно подробно расписал процедуру проведения СОУТ, поэтому главное, что должно быть в предмете договора – это прямое указание на то, что СОУТ проводится в полном соответствии с именно этим конкретным Федеральным законом, а не с абстрактным «действующим законодательством», и что исполнитель договора несёт ответственность за нарушение именно этого Федерального закона, и, наконец, что по итогам проведения СОУТ заказчик, т.е. вы, получите от исполнителя «отчёт, оформленный в установленном порядке». Этот порядок установлен упомянутым Законом и Приказом Минтруда России № 33н от 24 января 2014 г. И всё! Всё остальное в договоре на проведение СОУТ («особые условия», «форс-мажор» и прочая бижутерия, которую так любят юристы, с деловитым видом вставляя ваши реквизиты в только что скаченный ими из интернета «типовой» договор) – абсолютно второстепенно, если в договоре нет вышеупомянутого главного. Закон уже позаботился о том, чтобы минимизировать ваши риски. Вам остаётся лишь правильно сослаться на него в договоре, чтобы у судьи Арбитражного суда потом не было сомнений при применении Гражданского кодекса.

3.  Уже начали специальную оценку…

Договор заключили, исполнитель приступил к работе, а раз «заказ сделан и отказываться поздно», то остаётся только ждать сдачи отчёта. На самом деле, не стоит ждать когда и что вам приготовят к сроку исполнения договора. Если потом, после приёма актов выполненных работ у вас возникнут вопросы, отказываться действительно будет поздно. Если «повар» наспех прошёл вышеупомянутое «повышение квалификации» тогда, когда ни одного серьёзного подзаконного акта по реализации Закона № 426-ФЗ ещё не было принято, то ничего, кроме плохо приготовленной и «малосъедобной» аттестации образца 2011-2013 гг. в непонятной обёртке «СОУТ» образца 2014 г. вы не получите. Поэтому потрудитесь не ждать, а взять «кухню» в свои руки, тем более, что упомянутый Закон вас теперь к этому обязывает.

Организовать СОУТ и руководить работами по проведению спецоценки – это прямая обязанность вашей комиссии. И если «работа» вашей комиссии состоит лишь в том, чтобы как раньше при аттестации молчаливо протоколировать всё то, что предложит «эксперт-оценщик», то спецоценка пройдёт именно так, как выгодно исключительно исполнителю договора в ущерб вашим интересам или интересам ваших работников. Потом, когда выяснится, что вас и ваших работников (или ещё хуже – профсоюз!) что-то не устраивает, переделывать работу придётся либо своими силами, либо за отдельную плату. Это самая распространённая проблема, на которую ссылается недовольный качеством работы заказчик при обращении к независимым экспертам или в органы государственной экспертизы.

Чтобы избежать неприятных последствий, дополнительных трат в связи с переделыванием работы за свой счёт или ещё хуже – выплатами по проигранным искам в суде, помните, что главный руководящий орган СОУТ – это ваша комиссия, в которую теперь не надо включать представителя аттестующей органризации, как это было ранее. Наладьте её работу с первых дней проведения специальной оценки, чтобы не было проблем. Как это сделать? Для начала рекомендуем обучить не обязательно всех, но хотя бы ключевых членов вашей комиссии, чтобы наспех прошедшие «повышение квалификации» «эксперты-оценщики» вам лапшу не вешали и не впаривали вашей организации сырой отчёт. Не спроста Закон исключил представителя организации-оценщика из обязательного состава вашей комиссии, чтобы тот не умничал и не мешал её работе, пока сам не вникнет в суть хитросплетений законодательства о СОУТ. И не спроста Закон обязывет, чтобы число членов вашей комиссии было нечётным (этого не было ранее!), а Минтруд России издал 22 сентября 2014 г. Приказ № 652н. Подумайте над этим перед прохождением специально обучения.

Перед тем как пройти специальное обучение премудростям СОУТ поинтересуйтесь, также – кто именно проводит обучение. Если у вас в «учителях» окажутся те же недоученные «эксперты», которые наспех прошли «повышение квалификации» и практикуют СОУТ, т.е. участвуют в коммерческой продаже этой услуги, то, скорее всего, вы получите в лучшем случае банальный пересказ некоторых норм Закона и Методики (то, что вам самим лениво было прочитать) вперемежку с рекламой своих услуг на проведение СОУТ, в худшем – вольное изложение и кривое толкование законодательства о СОУТ с той же самой назойливой рекламой по принципу «кругом куча плохих, одни мы хорошие». Кстати, если вам предлагают пройти такое, извините, «обучение» бесплатно, вспомните, куда кладут «бесплатный сыр» и кто «платит дважды».

Рекомендуем также избегать тех «учителей», которые «проходили» аттестацию или СОУТ лишь в теории. Представьте, ещё не мало смельчаков, которые не стесняются учтить тому, о чём знают лишь по книжкам. Но если выбирать между первыми и вторыми, то вторые, по крайней мере, не будут вам врать, бессовестно впаривая вам кривые услуги по проведению СОУТ.

4.  Ещё не определились с выбором…

Вы ещё не начали проводить спецоценку, но сроки пять лет назад проведённой аттестации завершены, надо поторопиться. Тем более, если впереди «светит» инспекционная проверка охраны труда (не будем уточнять откуда светит «солнышко»). Что делать? Обратиться к той же аттестующей организации, с которой вы уже поработали пять лет назад и она вас в принципе устраивает, «хороша и покладиста», или выбрать новую, которая предложила сделать всё чуть ли не в разы дешевле? Опять неопределённость.

При такой неопределённости, когда не понятно откуда берутся цены, а нахождение аттестующей организации в госреестре совсем не гарантирует качество исполнения, расчётливый заказчик принимает решение в пользу низкой цены и оказывается прав. Можно лишь посочувствовать экспертному сообществу аттестующих организаций, сетующих на «демпинг» цен, но пока не заработала в полной мере схема допуска на рынок услуг СОУТ, предложенная Федеральным законом «О специальной оценке условий труда», выбирать по золотому принципу «цена-качество» пока не приходится, поскольку настоящего рынка этой услуги, повторимся, как не было так и нет. Коллегам, сетующим на недобросовестность «братьев по цеху», в свою очередь, можно лишь порекомендовать подойти к зеркалу и присмотреться, нет ли в отражении знакомых чёрточек того чёрта, которого так старательно малюют на съездах и конференциях «экспертного сообщества».

Увы, мы живём в переходный период и понимаем, что в итоге после СОУТ как и раньше после аттестации заказчик получает кучу бумаги – отчетные документы, которые избавляют его от необходимости нести ответственность за непроведение СОУТ. Главное, чтобы эти отчётные документы были юридически в порядке, даже если их изготовитель находится на другом конце страны и для исполнения своих договорных обязательств, в лучшем случае, прислал к вам своего местного коммерческого представителя-универсала.

В такой ситуации договор имеет решающее значение, и чтобы обеспечить ту самую «юридическую чистоту», необходимо в договоре прописать, что, опять же повторимся, исполнитель гарантирует провести СОУТ в полном соответствии с Федеральным законом № 426-ФЗ. Это же должно быть прописано и в вашем техническом задании, если услуга на проведение спецоценки предполагает конкурс среди потенциальных исполнителей. Примерный текст договора и прочих документов, регулирующих проведение СОУТ, вы получите (по крайней мере, должны получить) при прохождении специального обучения, при условии, конечно же, если к обучению не привлекаются «преподаватели» и «эксперты», практикующие на проведении СОУТ. Будьте бдительны и избегайте конфликта интересов.

Если вы всё же терзаетесь муками выбора, то Закон предлагает внимательному читателю при такой неопредлённости не рисковать и не «класть все яйца в одну корзину»: заключить договор можно не с одной, а с несколькими организациями. Грамотно дифференцируйте свои рабочие места на «проблемные» и «беспроблемные», на «тяжёлые» и «лёгкие» и т.д. И вы сумеете снизить затраты на СОУТ в разы, если не на порядок. Не доверяйте лукавым «скидкам на столько-то процентов», проконсультируйтесь сперва у тех, кто не заинтересован в продаже вам своей услуги. Цена за обучение (если это на самом деле обучение, а не реклама услуги по спецоценке) не сопоставима с ценой даже самого «дисконтного» договора на проведение СОУТ.

5.  Кажется, попались в ловушку «оценщика»?

Работы по проведению специальной оценки условий труда уже идут полным ходом. Определён перечень рабочих мест, согласован график, уже заплатили аванс по договору с аттестующей организацией и она даже прислала к вам своего эксперта-оценщика. Более того, возможно, вы уже получили первые пока предварительные результаты работы. И вот теперь возникают вопросы: новая методика, новое законодательство и т.д. и т.п. Много вопросов…

Например, выяснилось, что по новой методике измерения проводятся теперь не везде и не все, что были ранее. Почему-то ограничились протоколами измерений только «световой среды», хотя раньше у вас мерили «микроклимат, пыль и химию» (а ценник из-за той «пыли» и «химии» был за будь здоров!). По целому ряду рабочих мест вам вообще без всяких измерений выдали простое «заключение эксперта», на основании которого вам теперь, оказывается, надо ещё и самим подавать декларацию в госинспекцию труда (а говорили, что «под ключ»). Возникает риторический вопрос: за что платили такие суммы по договору (пусть даже со скидкой), если реально оказалось «пшик и всё»!

А как быть с гарантиями, льготами и компенсациями, которые раньше полагались вашим работникам за вредные условия труда, а теперь эксперт аттестующей организации утверждает обратное, и что их вообще, якобы, отменили и т.п. и т.д. Вобщем, опять одни неясности и сомнения. Более того, аттестующая организация теперь предлагает вам сделать за отдельную плату то, что раньше входило в стандартный договор на аттестацию. Что делать? Как проверить?

Конечно же, недоучившийся «эксперт» аттестующей организации ошибается, с подачи которого вы неправомерно без всяких измерений лишили своих работников гарантий и льгот, которые они раньше получали по праву! Но отвечать придется вашей организации, если работники обратятся в госинспекцию труда или ещё дальше – в суд. Цена ошибки действительно возрасла с учётом административных наказаний, но это будет потом, когда «ошибка» вскроется. Ищите-свищите потом того недоучившегося «эксперта».

6.  Чем грозит нарушение Порядка

КоАП с 1 января 2015 г. значительно увеличил штрафы за нарушение охраны труда (ст. 5.27.1). За непроведение спецоценки вас оштрафуют минимум на 5 тыс. руб. если вы должностное лицо или ИП, и минимум на 60 тыс. руб. попадает ваша организация.

За нарушение установленного порядка проведения специальной оценки условий труда предусмотрена отдельная статья 14.54, согласно которой должностные лица несут административное наказание в виде штрафа от 20 тыс. до 30 тыс. руб., юридические лица – от 70 тыс. до 100 тыс. рублей. При повторном нарушении штрафы предусмотрены в размере от 40 тыс. до 50 тыс. руб. и от 100 тыс. до 200 тыс. соответственно либо административное приостановление деятельности на срок до 90 суток.

Поэтому лучше не тянуть с проведением СОУТ, точнее – с изданием приказа о её проведении. Да-да, не торопитесь заключать договор с первой же попавшейся аттестующей организацией. Приберегите деньги для грамотного и неспешного торга в ходе переговоров с оценщиками и их «продажниками» – торговыми агентами и коммерческими представителями. Чтобы не переплатить за бумагу и, одновременно, не попасть под санкцию за непроведение СОУТ (у инспекторов есть свой «план» по штафам!), следует пройти обучение или хотя бы консультацию у независимых и не заинтересованных лиц. Напомним, что для начала инспектору достаточно предъявить приказ о создании вашей комиссии и график проведения СОУТ, как этого требует Закон. Спешить не надо, но и тянуть не стоит, так как вряд ли повторное предъявление «голых» документов спасёт от наказания.

7.  Цена спецоценки

Речь идёт не только о банальной цене договора, а о цене вопроса в целом. В чём, собственно, цена вопроса? В том, что вам и (или) вашей организации на самом деле нужно. Если хотите быстро отделаться от угрозы административного штрафа – это одно. Если вам надо выяснить насколько проблемны ваши рабочие места, где кроется сама проблема и, главное, как сэкономить на снижении страховых тарифов (теперь экономику проведения СОУТ можно посчитать буквально на калькуляторе!) – это другое. Если сразу и то и другое – это уже третье. Закон в отличие от АРМ предлагает разные опции, которыми надо пользоваться, исходя из того, что у вас уже есть (чтобы не платить за это второй раз!) и что вам на самом деле надо.

Это – о цене вопроса, теперь о цене договора, если вы определились с главным вопросом: для чего именно вашей организации нужна спецоценка.

Цена договора и вообще торг с продавцом этой специфической услуги зависит от понимания затрат, поскольку понятно, что никто себе в убыток работать не станет. Затраты будут зависеть от того, что вы хотите получить (каков заказ) и как вы намерены рулить (это предписывает Закон!) теми поварами, что на кухне будут готовят вам ваш закзаз. Знатоки стейков скажут, например, что степень прожарки может быть разной, но на цену стейка это никак не влияет и будут правы. Но в отличие от стейков, степень «прожарки» СОУТ может быть только двух видов: с идентификацией или без (ст. 10 Закона) и на цену это влияет кардинально, поскольку затраты на «просто приход» оценщика и получения потом от него «простого» заключения на «соответствие государственным нормативным требованиям» – это одно, а вот проведение измерений – это уже затраты на лабораторию с последующими «степенями прожарки» и вытекающими юридическими фактами (т.е. протоколами измерений).

Про нюансы идентификации и вообще про Методику с недавно внесёнными в неё изменениями Минтруда России читай наш специальный материал. Этому посвящены и наши семинары (вебинары) по данной теме.

В зависимости от того, что менно вы хотите, и что у вас уже есть в наличии (данные производственного контроля, например, протоколы тестовых замеров и т.п.), степень участия лаборатории тоже будет разной и цена договора на проведение СОУТ, соответственно, будет варьироваться в разы. Но это при условии, если вы и в самом деле покажете знание этих нюансов. В противном случае потенциальный исполнитель забабахает вам «единый», «стандартны» якобы ценник, исходя из сметы своих якобы «затрат», ну и пообещает «эксклюзивно» вашей организации, конечно же, «хорошую скидку» в каких-нибудь 5-10 или аш в «25 или даже 50 процентов», при этом наварив свои сто и более. Как? Загляните на кухню приготовления вашего заказа.

Оцените поваров и инструмент. Ну, согласитесь, не будет же «настоящий-матёрый-видавший-виды-нюхавший-порох-серьёзный-эксперт» испытательной лаборатории с дорогущими и чудесными «универсально-портативными» приборами ползать под вашими железками, кранами, трубами и т.п., и терять своё драгоценное время, утомляя ваших работников своими вопросами?!

Скорее всего, для целей замеров производсвтенных факторов вам пришлют молодёжь и будут это, ну если не «мальчишки-девчонки» из Ералаша, то студенты-практиканты, в лучшем случае – молодые, зелёные специалисты, только-только поступившие на работу, а точнее, привлечённые по какому-нибудь разовому гражданско-правовому договору.

Потом эти юнцы, деловито сняв показания приборов (поинтересуйтесь, кстати, что это за чудо-измерительные приборы такие они с собой принесут, не резиновые ли это линейки), вернутся в офис пославшей их фирмы и передадут старательно снятые полевые «замеры» тому самому настоящему эксперту. Эксперт, выкинув их плохочитаемые каракули-писульки в мусорную корзину, достанет из своей за многие годы наработанной чудо-базы «настоящие», точнее, правдоподобные данные замеров и привычными движениями ловких рук забьёт их в электронную форму протоколов измерений, не забыв при этом поменять название организации, номера теперь уже настоящих, повереных приборов (по сути те же «резиновые линейки», но прошедшие «строгий» метрологический контроль) и прочие требуемые реквизиты. Вот и все трудозатраты. У разных фирм («ООО») эта кухня может незначительно варьироваться в ту или иную сторону, но принципиальная схема будет одинаковой. Ну чем, согласитесь, условия труда и производственные факторы работников одной и той же профессии, специальности, должности в вашей организации будут отличаться от аналогичных? Незначительными и несущественными деталями? Эксперты это прекрасно знают. Протоколы измерений производственных факторов – это в массе своей «дежавю» многолетний практики испытательных лабораторий.

Настоящая лаборатория понадобится, только если эти детали действительно существенны и могут вызвать проблему. Какую? Спросите у профсоюзов и врачей-профпатологов. Только у настоящих, а не «карманных» профсоюзов, и у настоящих врачей, а не у тех несостоявшихся «врачей», которые, ни дня не проработав по специальности, начали свою карьеру на хлебном поприще санитарных проверок

Помня это, не позволяйте всевозможным умникам и умницам, пусть даже если они бряцают перед вами высокими званиями и учёными степенями, запудрить вам мозги в надежде сбить вас с толку и поиметь от вашей организации на своей «независимой экспертизе», уличая вашу якобы «сомнительную» СОУТ или АРМ. Одна почтенная дама, кандидат наук, как собака Павлова с рефлексом на еду, как-то особенно назойливо пыталась навязать одной организации свою «независимую экспертизу» якобы «неправильных» по её мнению карт аттестации этой организации. Ей было невдомёк, что фирма для проведения по её мнению «неправильных» измерений привлекла по гражданско-правовому договору частным порядком её же коллег из её же ФГУЗа, которым она руководит на вторых ролях. Мир тесен, «эксперты» всё те же, бессовестность и удивительная резиновость их «линеек» не изменились.

8.  Экспертиза качества СОУТ

Огромное количество вопросов в связи с изменившимся законодательством после принятия Федерального закона «О специальной оценке условий труда», порождает споры как внутри предприятий между их работниками, так и между самими организациями и оценщиками. Каждый толкует законодательство по своему, Минтруд России ссылается на экспертов, что, мол, «они должны разбираться на месте». Это правильно, но те, в свою очередь, ничего внятного сказать пока не могут, поскольку сами ещё не разобрались что к чему.

В этот переходный период всё новое проходит апробацию на практике, а нового много, т.к. от привычной всем аттестации рабочих мест не просто ушли, но поменяли всё законодательство по охране труда. Изменились нормы Трудового кодекса, гарантирующие предоставление льгот и компенсаций, изменилась схема оценки, не все факторы на рабочих местах теперь подлежат измерениям, исключили представителей аттестующих организаций (экспертов) из состава комиссий работодателя и т.д.

Возможные конфликты между участниками такого сложного процесса проведения спецоценки по новым незнакомым правилам, когда привычные схемы могут не сработать, предполагались и учитывались при подготовке Федерального закона «О специальной оценке условий труда» (см., например, статьи 24-26). Была также учтена практика аттестации рабочих мест, когда очень многие аттестующие организации, попав всеми правдами и неправдами в госреестр аккредитованных организаций, потом занимались обманом заказчика, пользуясь его неосведомлённостью.

Неосведомлённость заказчика – это не в последнюю очередь нежелание представителей работодателя вникнуть в суть дела. Сыграла свою роль и беспечное упование на «последнюю инстанцию» – государственную экспертизу условий труда. Чем она полезна и где бесполезна можно ознакомиться в наших материалах, посвещённых этой теме.

Несмотря на то, что эта услуга стала платной, помните, что можно сэкономить, подав иск в суд или грамотно сформулировав жалобу в государственную инспекцию труда, по требованию которой государственная экспертиза должна быть проведена за госчёт. Но при любых обстоятельствах надо понимать, что государственная экспертиза имеет свои ограничения и её результаты не всегда могут устроить вас как заказчика («А судьи кто?!»). Последняя, вроде бы, инстанция в споре за «правильный» СОУТ – суд – привлечёт экспертов госэкспертизы, а если предмет спора упрётся в «точность» лаборатории, то результат будет зависеть от того, кто больший эксперт по части измерений. Вспомните приведённый выше эпизод с «независимой экспертизой», когда ушлый (ушлая) «эксперт» как собака Павлова с назойливостью навозной мухи реагировала на «еду» условным рефлексом своей бессовестной «резиновой экспертизы». Здоровый скепсис и здравый смысл никогда не помешает при общении с экспертным сообществом, когда речь идёт о бумажках с таблицами, набранных мелким шрифтом. Безобразия на рабочих местах, если они есть, видны невооружённым глазом и без экспертов. Если приглядеться, то вы и сами разберётесь что к чему. Протоколы лишь формализуют ваше желание или нежедание навести порядок. Не переплачивайте за бумагу.

Перед проведением или хотя бы перед принятием актов выполненных работ на проведление СОУТ, не забудьте обучить хотя бы ключевых членов вашей комиссии тем премудростям, о которых мы вскользь упомянули в этом коротком материале. Желаем успехов в проведении обязательной для всех без исключения работодателей этой непростой определённой Законом процедуры. И, конечно же, будьте всегда здоровы!


© 2015 г. Директор Восточно-Сибирского филиала ФГБУ «Научно-исследовательский институт труда и социального страхования» Минтруда России Байгереев Марат Серикбаевич специально для семинаров «Охрана труда» и «Специальная оценка условий труда: как правильно организовать работу». 

см. также вёрстку данной статьи в Вестнике государственного социального страхования
(№ 1 август 2015 г.)

За дополнительными консультациями обращайтесь в ВСФ ФГБУ «НИИ труда и социального страхования» Минтруда России: тел. (3952) 458-520.

Скачать презентацию по СОУТ…


см. все наши видео по трудовому законодательству (HR, охрана труда, кадровое делопроизводство и управление персоналом) на профессиональном канале Института труда. Лучшие в социально-трудовой сфере профессиональные видеоролики! Все видео обработаны и снабжены титрами, комментариями и пояснениями для целей дистанционного обучения. Убедитесь в этом сами: http://www.youtube.com/c/Институттруда 

Заявки на дистанционное обучение принимаются по эл. почте: seminar@vsf-niitruda.ru или на сайте ВСФ НИИ ТСС Минтруда России: он-лайн заявка

Видео Учебного центра Института труда по данной теме:









см. все наши видео на канале Института труда: https://www.youtube.com/channel/UC9SSu7g7-_xOnw1zsCuwGew/videos