В Новый год – без “майских” иллюзий!

Об оплате труда «врачей-учителей», производительности и нормировании труда

– Я пытаюсь учить их думать, хоть самую малость…

– И всё-таки у нас с Вами самые замечательные профессии, самые нужные!
– Судя по зарплате, нет.
– Да, наверное…

– А Вы где работаете?
– Я работаю в поликлинике. Больных принимаю, иногда человек 30 в день…

диалоги учителя и врача – двух представителей
«самых консервативных профессий»
из к/ф «Ирония судьбы или С лёгким паром»

Отгремели бессмысленные по своей сути и безумные по продолжительности новогодние каникулы, в очередной раз нам ритуально[1] показали до сих пор (!) самый популярный советский фильм (приведённые выше диалоги найдёте во фрагментах этого фильма за 5 минут до конца первой серии, после «Вагончиков», и, где-то на 21-й минуте второй серии, перед «Мне нравится…»), пришло время приступить к общественно-полезному труду и задуматься о нашей работе и зарплатах, которые, почти наверняка, уже потратили накануне.

Зарплата бюджетников никогда не была высокой. И в советские годы уровень оплаты труда врачей, учителей, работников культуры и науки, как и зарплаты многих других категорий рядовых трудящихся был актуальной повесткой съездов КПСС. Но в советские годы, в годы «нерыночной», регулируемой Госпланом СССР экономики, уровень оплаты труда обеспечивал достаток в условиях скромного потребления при стабильных ценах на основные товары и услуги, которые всегда были доступны и всегда были в наличии. Вспомним героев упомянутого фильма и достаток наших родителей: что было на праздничном столе, какая обстановка и мебель была тогда приобретена (пусть и с надбавкой, «10 сверху или даже 25» – отнюдь не безумные даже по тем скромным временам деньги при средних зарплатах в 150-250 советских рублей), во что были одеты (отнюдь не в серых одинаковых пальто!) и какие подарки дарили. Сравните тот материальный достаток с сегодняшним днём: сильно ли мы, их дети, разбогатели за годы рыночного изобилия и в каком достатке/недостатке оказались (бы) теперь (представим) герои фильма и наши родители (тут нечего представлять!) при нынешних пенсиях врачей и учителей? Кем стали или становятся наши дети и какая перспектива у наших внуков? И, погрузившись в воспоминания и размышления, не забудьте про крайнюю дату (deadline) очередного платежа по ипотеке или потребительскому кредиту, иначе банк напомнит вам, что всё ваше благополучие – пока не совсем ваше, если не хотите иметь потом дело с судебными приставами и криминальными коллекторами!

Взяли очередной кредит, чтобы дотянуть до зарплаты, погасить текущий долг или, хотя бы, не просрочить следующий платёж и заплатить штрафы? В последней инстанции кредитования – микрокредитной конторе быстрого займа «всего под пару процентов в день» – уже не спросят про кредитную историю и размер зарплаты, там знают, что, если вы стали их клиентом, то круг вашего призрачного достатка замкнулся. Вот вы и в ловушке бедности.

«Бедность работающих», бедность квалифицированных работников, которая в принципе не могла быть в те годы, пришла к нам, буквально, через несколько лет после «ускорения» и «перестройки», сразу после и павловских реформ (1991 г.) и либерализации цен (январь 1992 г.). Борьба с бедностью была повесткой дня программы правительства в 1998 г., звучала в первом Послании В.В. Путина в 2000 году и остаётся такой же нерешаемой в принципе проблемой по сей день.

Модель потребительского поведения в условиях, когда всё становится товаром, т.е. объектом купли-продажи, когда главным критерием успеха является объём продаж и когда услуги образования, здравоохранения, культуры, науки и т.д. превратили в товар, стоит ли удивляться тому, что эти «товары» становятся всё менее доступными, а их пустеющее качество, несмотря на цены, выхолащивается в «конфетную обёртку» лукавой отчётности. [2]

И нормы труда были другими! Приём хирургом поликлиники до 30 пациентов в день, который в 70-80-е годы бывал лишь «иногда», сегодня является официально рекомендуемой нормой.[3]

Обо всём этом читайте в очередном выпуске журнала «Институт труда» (ИТ №5), тема которого: Оплата и нормирование труда: в Новый 2019 год без «майских иллюзий»

PS. Отдельная тема – производительность труда. Сейчас модно говорить об “эффективности/результативности” труда, ради этого даже ввели подобия KPI в трудовые договоры бюджетников (“Эффективные контракты”) – эта тема наших следующих публикаций.

С наступившим Новым 2009 годом, коллеги и товарищи! Надеемся все “майские иллюзии” остались в прошлом…

АНОО ДПО “ИНСТИТУТ ТРУДА”, январь 2019 г.
Внимание!


[1] Ну какой же Новый год без него?

[2] Подробнее об этом – в наших материалах «Детонатор МРОТ и бедность в тротиловом эквиваленте» (сентябрь 2018 г.) и «Труд и служба, торговля и коррупция» (архив 2017 г.).

[3] Читайте публикацию «Охрана и нормирование труда: о каком труде идёт речь?»